г. Лахденпохья расположен на самом берегу Ладожского озера 
 Малоэтажное строительство в Лахденпохья. +7(921) 455-16-61 
 Все для строительства и отделки в магазине "Робинзон-1". +7(921)011-83-03 
 Бытовая техника, мебель и многое другое в магазине "Робинзон-2". +7(921)011-82-02 
 Малоэтажное строительство в Лахденпохья. +7(921) 455-16-61 

Кандидат в депутаты  в Законодательное Собрание РК по Приладожскому избирательному округу № 25 Виктор ПозернИнтервью с кандидатом в депутаты в Законодательное Собрание РК по Приладожскому избирательному округу № 25 Викторм Позерном взяла наш корреспондент Оля Казачка.

 

Виктор Владимирович, на днях по Сортавальскому телевидению показали ваш рекламный ролик. В нем говорится о том, что ваше предприятие построило для своих работников жилой дом. Нельзя ли поподробней. Что за дом?

— Двухэтажный, каркасный 16 квартирный дом с мансардным этажом.

— А какие квартиры?

— Четыре – однокомнатных, восемь – двухкомнатных и четыре трехкомнатных.

— И для кого они предназначаются?

— Прежде всего, для работников предприятия, которые трудом и потом помогли ему встать на ноги, а так же для молодых перспективных ребят, которые нашли у нас работу, но в силу молодости и отсутствия реальных программ в отношении молодежи, не могут позволить себе обзавестись собственным жильем.

— И много у вас таких претендентов?

— Думаю, что свободные квартиры вряд ли останутся, хотя очень вероятно, что несколько все-таки придется пустить на продажу, чтобы завершить сдачу всего дома в срок и не уйти в Новый Год с долгами.

— В городе существуют две точки зрения на этот ваш столь нетрадиционный объект. Одни считают вас благодетелем, другие, наоборот, говорят, что вы рабовладелец: выдаете своим работникам кредит на покупку квартиры и затем, приковав их к предприятию долговой цепью, нещадно эксплуатируете.

— Думаю, что истина где-то посередине. Это, безусловно, не благотворительный проект по бесплатной раздаче жилья всем желающим, но это и не крепостничество.

— Значит люди, все-таки, вам за квартиры платят?

— Знаете, на предприятии работает 50 человек, а квартир только 16. Когда три года назад было предложено подать заявления всем нуждающимся, то на стол легло таких заявлений 40 штук. Я спрашиваю у продавца: «Зачем тебе еще квартира. У тебя уже есть трехкомнатная». А он отвечает: «Пусть будет». То есть народ воспринял этот проект как «халяву». Пришлось вводить «отрезвляющие» взносы, но они не шли мне в зарплату, они оставались в фирме.

— И что это за взносы?

— Ежемесячные отчисления за 1 комнатную квартиру – 2 тысячи, «двушку» – 3 тысячи и за «трешку» – 4. Общий сбор составлял около 10% реальных текущих затрат предприятия на строительство дома и имел скорее дисциплинирующее значение, чем коммерческое.

— И что? Так всю жизнь?

— Нет, только до момента заселения квартиры. Как семья въехала – она уже оплачивает исключительно коммунальные услуги.

— А если семья вообще не въезжает?

— Тогда ей возвращается взнос полностью с учетом инфляции, которая набежала за это время. И некоторые ребята уже этим воспользовались. Один купил себе машину, другой сам начал строить дом.

— Хорошо, а когда работник может почувствовать себя полноправным собственником жилья?

— Отработав в фирме 20 лет, не зависимо от того До или После вселения.

— А если, отработав 10 лет, он решит уйти с вашего предприятия?

— Тогда ему придется оплатить «неотработанную» часть – в данном случае половину квартиры.

— Вы строили дом 5 лет. Почему так долго?

— Знаете, 60-квартирный дом около ПУ-9 строят уже более 20 лет и никак не могут заселить в него жильцов, так что это смотря с чем сравнивать.

— И все-таки, во сколько вам обошлось строительство?

— Мы строили хозяйственным способом, поэтому точную стоимость не скажет никто. Как, например, оценить практически круглосуточное сопровождение всех строительных работ бригадиром строительной бригады Виктором Гущиным, или разработку, монтаж и наладку коммуникационных электронных сетей директором магазина Александром Смирновым? Такая работа не учитывается в цене. Но могу сказать, что прямых затрат предприятие несло от 320 до 360 тысяч рублей ежемесячно. Вот и считайте: пять лет по 4 млн. рублей, получается около 20 млн.

— Вы так просто говорите о такой значительной суме!!! Вам удалось войти в какой-то проект? Вас поддерживали на уровне местной администрации или республики?

— Да нет. Никто нас ни финансово, ни юридически не поддерживал. Вот кому мы на самом деле во многом обязаны, что у нас все срослось, так это жителям нашего города: Анатолию Зайцеву, который подсказал нам место, Геннадию Сорокину, без консультаций которого не обходится ни одно водопроводно-канализационное дело в нашем городе. Неоценимую помощь нам постоянно оказывали городские электрики – Леонид Иванов и Анатолий Мельников. Очень помог с расчетами теплосетей, составлением проекта и монтажом Денис Кушнер. Но это все чисто человеческое участие конкретных людей, а никакого системного содействия не было.

— Ну, так а где же вы взяли столько денег?

— Заработали. Обратите внимание на сведения о доходах, указанные мной в предвыборной декларации – 6 млн за 2010 год. Я предприниматель и это вмененный доход фирмы, с которого я плачу 900 тыс рублей налогов в местный бюджет не зависимо от реального положения вещей. При этом после уплаты налогов и вычета затрат на строительство дома еще должно оставаться 1,1 млн на развитие фирмы и на личную жизнь.

— Ну и как, хватает?

— Для развития предприятия это крайне мало. Фактически все пять лет, занятые стройкой, сама фирма развивалась по остаточному принципу. Никаких новых грандиозных проектов. Все сжирал дом.

— А вам лично хватает?

— Мой жизненный принцип, с которым никак не хочет согласиться жена, звучит так: «Хочешь быть счастливым – умерь свои потребности». Того, что есть, мне вполне достаточно. Причем я понимаю, что у большинства жителей района нет и этого. Поэтому, конечно, хватает.

— И всё-таки, чего- то хочется?

— Это имеет мало отношения к дому.

— А если по-честному.

— Ну конечно же хочется. Хочется снегоход, чтобы кататься не только на лыжах, хочется катер с мотором, чтобы посмотреть, наконец, на ладожские шхеры. Хочется машину полноприводную, чтобы зимой можно было доезжать до самого дома, а не оставлять ее у помойки на Бусалова и не карабкаться в гору по заснеженной тропе. Хочется на Кубу попасть. Когда-то это была «16 республика» СССР, и мы заходили туда, как к себе домой, но последний раз я там был 25 лет назад. Очень тянет… Да мало ли чего еще хочется?

— А в производственно-творческом направлении?

— Хочется вернуться к оставленным в 1996 году сельхозугодиям и повторить «фермерскую» попытку, но уже на новом уровне развития предприятия. Хочется организовать на базе строительного магазина и прилегающей территории большой торгово-развлекательный комплекс. Хочется войти в какой-нибудь международный проект и посотрудничать с иностранцами. Хочется построить в городе «клуб», где смогут собираться художники, музыканты, фотографы, поэты, политики и прочие творческие люди, потому как при всех трудностях ЖКХ, недостаток общения (с моей точки зрения) – самая большая проблема нашего города.

— Вернемся к дому. Когда вы его надеетесь сдать в эксплуатацию?

— Думаем до Нового Года. Сейчас заключаем договоры с коммунальными службами города. Уже приезжали электрики и делали замеры изоляции. Как только они подписывают нам все акты, дом будет полностью готов.

— Дом заселят ваши работники. Им будет хорошо. Ну а вам? У вас есть в нем личный интерес?

— Ну а как же. У меня в этом доме есть совершенно конкретный интерес. Мы угробили целое лето, чтобы сделать дополнительный цокольный этаж. Получилось просторное помещение размером 30 на 12 метров с высоким потолком и совершенно без перегородок. Вот это и есть мой личный интерес. Этой зимой мы оборудуем здесь спортивный зал и зону отдыха, которой смогут пользоваться все работники фирмы. Таким образом, получится, что мы не просто расселили людей по квартирам, но создали им пространство для комфортного общения и досуга.

— Опять про работников, а сами то что?

— А что, вы думаете, что у меня другие проблемы? Мне точно так же не хватает живого человеческого общения, как и всем жителям нашей провинции. Прежде всего я решаю этот вопрос для самого себя. Просто я пытаюсь делать это, не отгораживаясь от соседей высоким сплошным забором.

— Проект можно назвать свершившимся. Как вы относитесь к его продолжению?

— За эти 5 лет мы поднабрались опыта и «набили» руку. Фактически, исключительно собственными силами мы можем сдавать аналогичный дом под ключ ежегодно. Весь вопрос нужно ли это республике? Про местное самоуправление я даже не заикаюсь – оно на сегодняшний день совершенно беззубое. Республика, а тем более Федерация – могли бы приложить свою руку, но пока все попытки заинтересовать их подобными проектами уходят в песок.

— А сами. Потянете еще один подобный?

— Сами – нет. Слишком высокая социальная нагрузка на один небольшой коллектив. Пару раз за это время фирма находилась на грани организационно-финансового срыва, практически не развивалась вширь. Все-таки обеспечение жильем своих граждан – это обязанность государства.

-Но вы же взялись.

— Это от романтического восприятия действительности. Второй бы раз уже не взялся. Неоправданно затратно.

— Но ведь получилось же.

— Так у нас все получается, за что мы беремся. Вопрос в соотношении усилий и результата.

— Так вы не рады?

— Почему? Я безумно рад. Но второй раз уже не возьмусь. Сам не возьмусь. Если будет воля республики, то хоть каждый год по дому.

 

Ну вот, на этой заманчивой перспективе для молодых жителей района: «Хоть каждый год по дому» мы и завершим интервью.

Поиск
Архивы