г. Лахденпохья расположен на самом берегу Ладожского озера 
 Малоэтажное строительство в Лахденпохья. +7(921) 455-16-61 
 Все для строительства и отделки в магазине "Робинзон-1". +7(921)011-83-03 
 Бытовая техника, мебель и многое другое в магазине "Робинзон-2". +7(921)011-82-02 
 Малоэтажное строительство в Лахденпохья. +7(921) 455-16-61 

03 августа в лахденпохский районный суд было подано исковое заявление заместителя председателя районного Совета Виктора Позерна , которое выглядело так: « Прошу распоряжение Председателя Совета Лахденпохского муниципального района V созыва (Мальковского В.М) от 20 июля 2011 года № 11–р … » признать незаконным и недействующим с момента его принятия».

Только факты.

03 августа в лахденпохский районный суд было подано исковое заявление заместителя председателя районного Совета Виктора Позерна , которое выглядело так: « Прошу распоряжение Председателя Совета Лахденпохского муниципального района V созыва (Мальковского В.М) от 20 июля 2011 года № 11–р … » признать незаконным и недействующим с момента его принятия».

15 августа решением районного суда (Судья Каменев А.Б.) иск был удовлетворен.

22 августа должны увидеть свет протокол суда и мотивированное решение. У председателя Совета ЛМР есть время до 1 сентября для их оспаривания в вышестоящей инстанции.

Интервью с истцом.

(Берет наш выездной корреспондент Оля Казачка у Позерна Виктора)

 

И был суд…

Вопрос: 15 августа состоялось заседание районного суда, на котором рассматривался ваш иск к председателю районного Совета Владимиру Мальковскому. Не припомню, чтобы мне приходилось слышать о подобных судебных «внутрисоветовских» разборках в других районах Карелии. Напомните читателям суть вопроса.

— Уходя в очередной отпуск, Владимир Михайлович издал распоряжение, состоящее из двух частей. В первой части он официально объявил (с опубликованием в районной газете «Призыв»), что я, как заместитель председателя Совета, отказался исполнять свои полномочия, за что он (В. Мальковский) выражает мне свое недоверие.

Во второй части он поручил на время своего отпуска исполнять обязанности председателя депутату Анатолию Гривицкому.

Вопрос: И что вы просили у суда?

— Просил отменить данное распоряжение, потому что оно незаконно.

Вопрос: И что суд?

— Суд решил удовлетворить мои исковые требования.

Вопрос: То есть суд отменил распоряжение председателя?

— Да.

Вопрос: Но, насколько я знаю, председатель Совета сам досрочно отозвал себя из отпуска 10 июля и отменил это распоряжение. В Призыве так и пишут: «… по сути, суд отменил уже отмененное решение».

— Владимир Михайлович великий мастер словесного жанра. Он действительно отменил свое распоряжение в связи с его выходом из отпуска. Я же настаивал, чтобы распоряжение было отменено в связи с тем, что оно не законно.

О галстуках, желтых ботинках и прочих атрибутах местного самоуправления.

Вопрос: Для вас это принципиально?

— Безусловно. Вот представьте – через неделю председатель Совета издает следующее распоряжение: «Всем депутатам ходить в галстуках! А кто без галстука, с теми аппарату Совета не работать». А вы не хотите носить галстук. Что вы делаете? Вы обращаетесь в комиссию по депутатской этике, мол, прошу разобраться. Аппарат Совета, не смотря на обращения председателя этой комиссии, не может ее собрать уже более двух месяцев и в ближайшее время ничего не обещает. (Работой аппарата руководит председатель Совета). К тому же, если председатель комиссии сам всегда носит галстук, то его это не сильно и тревожит… Тогда вы пишете заявление, платите пошлину, собираете кучу документов, подтверждающих ваше право ходить без галстука, и относите все это в суд. Тратите на это кучу времени, нервов. А когда являетесь на судебное заседание, то председатель Совета говорит с саркастической улыбкой: «Да не переживайте, отменил я свое распоряжение. Предмета для спора больше нет. Можете ходить без галстука». Вы вздыхаете с облегчением и уходите счастливым. А через пару недель новое распоряжение: «Всем ходить в желтых ботинках!»…

Вопрос: Ну, вы утрируете?

— Конечно, утрирую. Но так, мне кажется, понятней смысл моего упорства довести дело до логического конца.

«Закон суров, но он закон».

Вопрос: А почему именно суд. Вы не боитесь, что ваши же избиратели будут считать вас склочником и любителем судебных тяжб. По-моему, у нас со времен Гоголя и Салтыкова-Щедрина народ не очень-то жалует суды. Других способов разве нет.

— Как же нет? Я неоднократно предлагал Владимиру Михайловичу открытые дискуссии. Но в нашу газету он не пишет, а меня «Призыв» не печатает. Вот и торкаем потихоньку друг дружку, каждый как может.

Вопрос: Так почему же именно в суд?

— Да потому что на сегодняшний день это единственная возможность разрешить наши противоречия с Мальковским мирным путем. Мы с Владимиром Михайловичем очень разные люди. Я бы даже сказал, что мы люди с противостоящими мировоззрениями. При этом есть избиратели, которые доверили представлять свои интересы ему, а есть те, которые доверили мне. И все мы — депутаты (20 человек) абсолютно равны в своем праве и обязанности представлять интересы своих избирателей. Люди нам доверили обоим. А раз мы такие разные и не можем понять друг друга – что остается? Остается работать в жестких рамках Закона, Устава и Регламента. «Закон суров, но он закон!»

Смелые выводы «Призыва».

Вопрос: Но вот редактор «Призыва» пишет, что «в ходе рассмотрения дела судом было установлено, что депутат Позерн дважды сам нарушал закон «О статусе депутата», не являясь на заседание предсессионного координационного совета и сессию»…

— Меня очень удивляет такая «смелость» в утверждениях редактора «Призыва». Дело в том, что мотивированного решения и протокола заседания суда до сих пор нет. Оно появится только 22 августа. Я помню, что во время судебного заседания Мальковский пытался обратить внимание судьи на то, что, с его точки зрения (Мальковского), своей неявкой на сессию и предшествовавший ей координационный совет я нарушил закон «О статусе депутата». На эту тему в суде была полемика. Понятно, что мое мнение на этот счет принципиально отличается от мнения председателя Совета. … Но я не припомню, чтобы судья принимал по этому вопросу какое-либо решение.

Вопрос: Может быть у «Призыва» существуют более тесные контакты с нашим судопроизводством и он может знакомиться с документами до их официального представления сторонам?

— Да ну. Не хочу даже думать об этом. Полагаю – это элементарная юридическая некомпетентность газеты и плоды её многолетней бесконтрольности и безнаказанности со стороны общества.

Вопрос: А как вам само судебное заседание?

— Очень выматыват. То, что может показаться бесспорно-логичным в быту, вовсе не обязательно будет воспринято положительно и зачтено судом. То, что вам кажется важным, суд может посчитать незначительным и наоборот. Однако, мне понравилось.

Вопрос: То, что вы выиграли?

— То, что на этом суде не проходили голословные заявления. Каждое заявление необходимо было доказывать, иначе судья его просто не учитывал.

Вопрос: Например?

— Например, Владимир Михайлович для придания моему образу большей зловещести сообщил суду, что депутат из Куликово Маковский Сергей Петрович рассказывал ему, якобы перед сессией Позерн подстрекал его (Маковского) не ходить на сессию. Однако после просьбы пригласить Сергея Петровича Маковского в зал суда для подтверждения этих показаний, Владимир Михайлович как-то стушевался и сказал, что сам он этого не слышал. Показания судьей были не засчитаны.

Вопрос: Еще?

— Еще Владимир Михайлович, оправдывая свое решение: «признать меня недееспособным, высказать мне недоверие и отстранить от исполнения положенных мне по Уставу обязанностей», ссылался на то, что 20 июля (в день принятия решения)он нигде не мог меня найти. Однако на вопрос судьи: «Что вы делали, чтобы найти Позерна?» — не смог привести ни одного своего конкретного действия. Ведь даже позвонить мне он не посчитал нужным.

Вопрос: А еще?

— Еще Владимир Михайлович пишет в «Призыве»: 20 июня «День проведения сессии был моим последним рабочим днем перед уходом в отпуск (т.е. Последним рабочим днем Мальковского перед выходом в отпуск). Депутаты, и В. Позерн в том числе, об этом знали». На суде он говорил то же самое, но не смог привести суду ни одного доказательства того, что хоть как-то извещал меня об этом заранее. (На самом деле я узнал о его выходе в отпуск уже из газеты «Призыв», одновременно со всеми читателями этого замечательного литературного издания).

Вопрос: А еще?

— Хватит. Я просто хочу сказать, что на суде не проходят голословные утверждения Владимира Михайловича, которыми он так любит жонглировать на сессиях. Да и говорить в суде дают обеим сторонам по очереди.

Вопрос: А что, разве на сессиях не так?

— А вы приходите к нам на сессию да посмотрите сами. Чем-чем, а своей возможностью прерывать и комментировать оппонентов наш председатель, как ведущий, пользуется очень умело.

Тени исчезают в полдень.

Вопрос: Знаете, Виктор, вы меня конечно извините, но кажется, что вы бьетесь с собственной тенью. Вон, вы уже второй раз судитесь с местными обладателями административно-властного ресурса. Второй раз выигрываете у них суд. А что изменилось? И в «Призыве» вы выглядите очень бледно. И непотопляемый линкор «В. Мальковский» бороздит себе спокойно просторы океанов власти и все ваши потуги ему как барабанная дробь – шум раздражает, но жить не мешает. Может стоит заняться тем, что у вас лучше получается и приносит реальные плоды?

— Ну, например?

— Например: ваша фирма, городской сквер, районные соревнования, да мало ли еще чего полезного и неконфликтного можно сделать в районе.

— Хорошо, я обдумаю ваше предложение. Но в любом случае, чтобы прекратить этот «бой с тенью» мне необходимо сложить свои депутатские полномочия, а это значит расписаться в полном бессилии и отчаянии. Пока я не считаю ситуацию столь безнадежной. Да и вспомните такие линкоры, как «Бисмарк» и «Тирпитц». Тоже казались всем непотопляемыми. А где они сейчас?

Вопрос: Значит, еще поборитесь?

— Значит, получается, что так.

Вопрос: Ну что же. Если ваше дело правое, то пожелаем поддержки ваших избирателей и понимания ваших коллег по депутатскому цеху.

Оля Казачка

Поиск
Архивы