г. Лахденпохья расположен на самом берегу Ладожского озера 
 Малоэтажное строительство в Лахденпохья. +7(921) 455-16-61 
 Все для строительства и отделки в магазине "Робинзон-1". +7(921)011-83-03 
 Бытовая техника, мебель и многое другое в магазине "Робинзон-2". +7(921)011-82-02 
 Малоэтажное строительство в Лахденпохья. +7(921) 455-16-61 

Заключительное слово МаксимоваЗаканчивается четвертый год работы в городском совете депутатов его Первого созыва. За это время тема местного самоуправления стала мне достаточно близкой и во многом понятной. Так вот, за все это время я ни разу не слышал на местном уровне более убедительного анализа проблем Российских муниципалитетов, чем в заключительном слове Максимова.

Предисловие.

Заключительное слово МаксимоваЗаканчивается четвертый год работы в городском совете депутатов его Первого созыва. За это время тема местного самоуправления стала мне достаточно близкой и во многом понятной. Так вот, за все это время я ни разу не слышал на местном уровне более убедительного анализа проблем Российских муниципалитетов, чем в заключительном слове Максимова. Причем Максимов не просто зачитывал текст. Перед ним лежала тетрадка с развернутыми тезисами, и он пытался разъяснять их суду и собравшейся аудитории. Опасение за то, что у столь серьезного материала может не оказаться печатной версии, и сподвигло меня на сей труд: перенесение выступления с диктофона на бумагу. Не могу сказать, что получилось легкое чтиво. Однако всем неравнодушным к проблемам территории настоятельно рекомендую ознакомиться.

 


Последнее слово подсудимого.

Когда в июне 1998 года я впервые приехал в Лахденпохский район для участия в предвыборной кампании, тогда и в страшном сне мне не могло присниться, что через 11 лет я буду вот здесь сидеть на скамье подсудимых, обвиняемый сразу по нескольким уголовным делам…

Всю свою жизнь я отработал в реальном секторе экономики. 25 лет — на предприятиях машиностроения. Последние 18 лет на Онежском тракторном заводе, где прошел путь от молодого специалиста до заместителя главного механика объединения по производству…

В 98 году выиграл выборы и стал депутатом Законодательного Собрания республики Карелия. Я тогда руководил региональной организацией ЛДПР. В ЗКС удалось провести 9 человек. Была создана первая в республике фракция. Благодаря хорошим отношениям с правительством и слаженной работе на местах удалось решить много проблем в районе. Это реконструкция Райватальской средней школы, Пожарное Депо, 18 квартирный дом, мост на Ихала. Удалось получить по просьбе ААЛТО генеральную лицензию на производство алкогольной продукции, что позволило запустить реальное производство, которое сразу стало давать большие акцизные поступления, часть из которых шла и в бюджет района. В 2002 году я стал главой района и депутатом ЗКС. (90ые годы время полного отсутствия финансирования. Огромные проблемы в ЖКХ, в инженерных коммуникациях, зданиях бюджетной сферы, школах. Даже если вспомнить здание администрации, когда вода во время дождей текла до второго этажа, а в депутатском зале с наступлением холодов невозможно было проводить сессии. На всю администрацию был 1 компьютер. Лишнего ничего не было…). Начинать приходилось трудно. Но и сейчас хлеб главы – очень тяжелый хлеб, особенно в отсутствии 100 % финансирования. Но я пришел в район не для того, что бы каждое утро делить какие-то небольшие символические деньги между покупкой бензина для скорой помощи или детским питанием в школе, а чтобы показать, что район, находящийся на 17 месте в табеле о рангах в республике можно продвинуть вперед. Была выработана конкретная стратегия развития района. Зная, что находится в недрах, я считаю, что Лахденпохья это Клондайк. Это единственное столь выгодное место на территории республики. Здесь находятся: блочный камень, нерудные материалы под щебень, крупнейшие в Европе запасы графита до 5 млн тонн в чистом виде, водные ресурсы. По данным Карельского научного центра в Ладожских шхерах района можно выращивать 20 тыс. тонн форели по биомассе. Это лесофонд, который имеет на 1 га максимальное количество кубометров леса в Карелии. Это близость мегаполиса Санкт-Петербург. Это граница с Финляндией. Все создано для того, чтобы территория успешно развивалась. Это мы с депутатами и пытались реализовать. Большая помощь была из инвестиционных программ республики. Были выделены деньги на ремонты кровель школы в Элисенваара, школы в Мийнала, в Таунане, но средств катастрофически не хватало, потому что бюджет района обеспечивал себя сначала на 24%, потом на 30%, а до 70% — это дотации республики Карелия. И вопросы пополнения ресурсов постоянно стояли и на Правительстве республики и на заседаниях Совета республики. В то время уже действовали социальные договора с бизнесом об оказании услуг на социальные нужды. Порядка 500 тыс рублей по каждому договору с каждой фирмой. Руководство республики постоянно требовало и сейчас требует от глав муниципальных образований изыскивать средства. При этом никакой законодательно прописанной формы изыскания таких средств нет. Даже недавно прямо на правительственной планерке было сказано: «Один из искателей уже сидит на скамье подсудимых. Напишите нам как надо изыскивать. Теперь мы будем изыскивать строго по тому, как вы нам распишите». Социальные инвестиции – та тема, которая сейчас звучит на всей территории РФ. Государственная политика такова, что бизнес не должен самоустраняться от решения социальных проблем на осваиваемой им территории. Это пришло и в наш район. Эта идеология проповедовалась тогда, проповедуется и сейчас на государственном уровне.

Последние зимы район пережил, особенно сельские поселения, только благодаря тому, что именно эти инвесторы, которые пришли в район, которые строят предприятия в Хиитола, в Элисенваара, в районе станции Яккима, оказывали и оказывают помощь. Причем не только в приобретении топлива, но и в решении других социальных проблем. Нам с 2002 второго года удалось привлечь инвестиций на 80 млн рублей . Это большие средства – половина бюджета 2002 года. Все средства проходили через адресные инвестиционные программы района. Все депутаты единогласно голосовали. Присутствовали кураторы района от правительства, представители правоохранительных органов. И за все это время ни у кого не возникало никаких возражений по этим средствам. Средства учитывались в бюджете.

Нами было произведено много самостоятельных изысканий. Оборудование для СПИД лаборатории, аппарат для вентиляции легких, ремонты здания и кровли стационара, родильных отделений. Мы самостоятельно выполняли задачи, которые должны были финансироваться из республиканского бюджета. На проектно-сметную документацию на перепрофилирование здания кардиологического санатория под районную поликлинику было потрачено 900 тыс .рублей . Это только по здравоохранению. О чем даже не говорилось в суде, потому что в основном все крутилось вокруг системы образования. На эти же внебюджетные средства мы отремонтировали детский сад №5. Инженерные системы куркиекской, элисенваарской школы, школы №1, Ихальской школы. Кроме этого отремонтированы кровли всех этих школ. Сделали реконструкцию бассейна. Много сделали по городу. Начиная от тротуаров до полного ремонта здания администрации. Потому что говорить с инвесторами в здании, из которого падают кирпичи, очень трудно.

Относительно реализации адресных инвестиционных программ, которые финансировались на внебюджетные средства. Всегда эти программы одобрялись депутатами. Были жаркие споры, чего куда включить, но инвесторы требовали вложения средств в объекты, которые находились на тех административных территориях, на которых они работают. Северо-Западная Нерудная Компания – школы в Элисенвааре, Ефимовский Карьер – школы, детские садики в Хиитола. ДорСтройМатериалы – здесь по Мийнала. Люди хотели создать нормальную социальную атмосферу на тех территориях, где они собирались работать. Чтобы люди чувствовали, что живут не в глухой деревне, а на границе с мегаполисом и Евросоюзом. Живут не в 19 а в 20 веке. Многие моменты и реализовывались через эти адресные инвестиционные программы. Основой этих программ на 99% и были средства, которые мы называем «социальные инвестиции». Эти средства вкладывались юридическими и физическими лицами добровольно. Никто никого не бил по печени, не закрывал в холодильниках. Никто ни из кого эти деньги не выбивал. Все этим гордились. Вот, например,- после открытия бассейна в газете Призыв было опубликовано интервью, где руководитель структуры, которая оказала нам большую помощь в восстановлении бассейна, говорил: « Михаил Максимов – единственный, встретившийся мне чиновник, который не попросил взятку за право ведения бизнеса в районе». И этот руководитель до сих пор выполняет взятые на себя обязательства перед районом. До сих пор лучшие ученики школ района постоянно ездят в СПб. Их там встречают, принимают. У ребят есть стимул – хорошо учишься, будешь в СПб, увидишь то, как могут жить люди. Это легче один раз увидеть. Я, как глава района, не просто приходил в школы и в садики. Я не мог видеть, как в куркиекской школе женщина стирает в корыте и по три раза в день носит эти пеленки сушиться. Когда живешь в комфорте – не замечаешь, что люди живут практически без удобств. Когда мы поставили в Элисенваарской школе водонагреватели, то директор школы говорил, что ребята из удаленных поселков первым делом бегут помыться горячей водой. И странно, что руководитель Районного Управления образования Нечаев говорит, что Максимов его все время пинал, и что он не знает, куда все эти деньги уходили. Так вот деньги уходили именно на решение всех этих бытовых проблем. Мы пытались делать так, чтобы ни в школах, ни в садиках у нас всех этих проблем не было. Итог этой деятельности был отмечен и руководством республики, и особо министерством нашего образования республики Карелия. Господину Нечаеву было присвоено звание Заслуженного работника образования Республики Карелия. Многие учителя наши так же поощрялись, потому что эти вложения дали эффект. Наш маленький Лахденпохский район побеждал в национальных проектах. Все это крутилось, повторяю, вокруг этих средств. Потому что можно развивать технологии, можно строить рабочие места, но поскольку район дотационный, то все что мы здесь создавали, особенно это стало понятно после ввода в эксплуатацию Ликеро-Водочного завода, не даст абсолютно никакого улучшения жизни на этой территории. То есть получили мы 5 млн дополнительных налогов – на эту величину убавляется дотация. А район как был «нищим, сирым и убогим», так он и будет оставаться таким же. Поэтому тема создания социальных инвестиций ставила целью решение и этой задачи. Это было подсказано Санкт-Петербургом. Потому что ничего другого не придумано ни в ленинградской области, да и на всей территории Российской Федерации. Тогда было в РФ 1800 муниципальных районов, и во всех была примерно такая же ситуация. Потому что, к сожалению, нет у нас сегодня экономической основы для существования муниципальных образований. Когда по 131 закону у нас в России было создано еще 17000 муниципальных образований, в том числе 5 появилось в нашем районе. Кроме городского поселения, которое имеет 100% бюджетную обеспеченность по тем нормативам, которые были утверждены еще 1998 году. Но вы сами видите, живя в Лахденпохья, что даже эта 100% обеспеченность не позволяет абсолютно ничего решать. Потому что это чисто символические деньги, которые отписываются на район. Городские Депутаты утверждают городской бюджет, районные – районный бюджет. Фактически это не бюджет. Потому что когда глава и депутаты участвуют в этом процессе, создается видимость, что это бюджет. Фактически это никакой не бюджет. Потому что бюджет, это когда вы приняли и несете за это ответственность. На самом деле это смета, которая спускается с министерства финансов РК на территорию того или иного муниципального образования. Депутаты эту смету проголосовали, и ответственность падает уже с уровня республики на уровень территории. Многие этих вещей, в силу того, что впервые попадают в депутатский корпус, не понимают и не знают. Фактически, в том же СПб, городе с 5 млн населением, все районы, не важно Невский или Адмиралтейский, имеют не бюджеты а сметы. А смета отличается от бюджета тем, что если нет у руководителя муниципального образования строки «подмести вот эту улицу, или покрасить вот этот дом», то нечего с него и спрашивать. Нет и нет. Нечего с него и спрашивать. Здесь обвинение много говорило: Надо было туда деньги потратить, надо было туда. К сожалению, наш бюджет не способен развивать территорию. Я долго работал в законодательном собрании и знаю всю эту кухню. Инвестиционные деньги уходят не на решение вопросов территорий, даже по тем скудным нормативам, которые не менялись с 1998 года. И в то же время огромные инвестиционные деньги направлялись тогда и направляются сейчас на решение вопросов частного бизнеса. На строительство гипермаркетов в городе Петрозаводске, на финансирование коммерческих банков, таких как «Онего», когда сотни миллионов рублей загоняются в те или иные программы, которые не имеют никакого отношения для развития территории. И никто на эти процессы повлиять не может. И вся инвестиционная программа республики устраивается по принципу лояльности к действующей власти. Лоялен глава – получай кое-какие подачки с барского стола инвестиционных программ республики Карелия. Не лоялен – вообще никогда ничего не получишь. И чем хуже у тебя дела на территории, тем лучше для руководства региона. К сожалению, с  1998 года в этом мало чего изменилось. Заявляю это с полной ответственностью, потому что всегда выступал и говорил об этом в парламенте, что задача региона – это развитие муниципальных территорий на местах. Чем руководствуется еще глава в своей деятельности? В обвинении было сказано, что Максимов подписал какой-то документ там, и что не смотря на то, что этот документ был со всеми согласован, он сам должен был знать закон. Вот я сейчас сделал такой анализ, чем должен в своей деятельности руководствоваться глава муниципального образования. Кроме Федерального 131 закона – закона об основах организации местного самоуправления, он должен так же руководствоваться Европейской хартией Местного самоуправления, которую подписала Российская Федерация еще при президенте Ельцине в 1998 году. И с этой темы сейчас Россия никак сойти не может. Потому что все готовы задушить это, так называемое, местное самоуправление и построить вертикаль власти. Но Россия от этого уйти не может. В противном случае она теряет все перспективы участия в европейских организациях. Поэтому мы вынуждены строить такую ветвь самоуправления на территории России, которая фактически не обеспечена финансами… (Вот к примеру наши сельские поселения обеспечены экономической основой на 50%. У них нет денег на существование. Что можно спрашивать с людей, пришедших во власть в Хиитола, Мийнала, Куркиеках?… Ничего. Потому что нет обеспеченности.) И когда приезжал сюда вице премьер Колесов с руководством питерского поселения, то он прямо сказал: «А кто вас гнал в эту власть? Зачем вы сюда пришли? Вы пришли. Давайте ищите, выкарабкивайтесь, крутитесь. Нет освещения в поселках, подключайтесь к железной дороге, нет другого – делайте, что хотите, но все должно быть». А как? При этом опять многие попадали под неправовые действия… Продолжаю перечень документов. Европейская Хартия местного самоуправления, Бюджетный, Налоговый, Гражданский, Градостроительный, Земельный, Жилищный Кодексы РФ. Примерно 70 федеральных законов. Конституции регионов, законы регионов, нормативно правовые акты регионов и устав муниципального образования. Это если исключить решения, принятые на референдумах и сходах и прочие муниципальные правовые акты. Это колоссальное количество законов, которое глава не в состоянии знать просто даже для чего их создают. Поэтому не только на территорию муниципалитетов приглашаются юристы. Правовые управления создаются и на уровне региональных властей и на уровне правительства РФ. Ни Путин, ни Катанандов, ни Иванов-Петров-Сидоров не могут, не в состоянии охватить всю эту часть. И ставить главе в вину то, что он подписал документ, на котором стоят подписи людей, которые отвечают по федеральным законам за согласование тех или иных позиций, это, я считаю, не в рамках нормальных требований. По сути обвинений я уже высказывался и не хочу повторяться по многим этим темам, которые здесь говорились, но хочу сказать одно, когда я реализовывал свои полномочия здесь на территории района, я руководствовался только одним. Никаких личных интересов в моих решениях никогда не было, нет, и быть не может. Это просто исключено, потому что даже мысли о том, чтобы действовать вне правового поля, никогда в голову мне не приходили.

По моментам, которые еще хотелось бы отразить. Здесь заявлялось об исках господ Шермана, Галича и господина Мурашкина. Приводились справки различные. Мурашкин принес справку, что он работал в центре управления федеральной собственностью, куда я, пока читал уголовное дело за год ни разу не смог дозвониться, и получал там зарплату 5 тысяч рублей в месяц. В то же время господин Мурашкин являлся генеральным директором как минимум двух предприятий ПетроСтройМонтажКомплект и Транс… По моим данным господин Шерман является учредителем порядка 8 – 10 различных бизнес структур или входит в состав их учредителей. Товарищ Галич входит тоже в состав учредителей, по крайней мере, одной бизнес структуры, поэтому я считаю, что уважаемый суд должен руководствоваться главным таким документом, как налоговая декларация, которую каждый из нас представляет, а не справками. Обвинение называло этих людей чуть ли не лидерами гражданского общества, которые занимают четкую ответственную гражданскую позицию. Мол, таких у нас мало. У меня на этот взгляд свое мнение: «Никакими лидерами гражданского общества они не являются в силу разных причин.» и позиция, которую они здесь высказывают, не их личная… Всем известно, как люди попадают в поле зрения правоохранительных органов и потом те используют их в тех целях, которые им выгодны. А так как господин Мурашкин имел и имеет кучу проблем с правоохранительными органами, то не удивительно, что он оказался здесь на этой стороне. О господине Шермане на том же совещании 11 сентября 2007 года у полномочного представителя президента РФ, которое вел Лукьянов, в присутствии всех федеральных структур, в присутствии заместителя ген. Прокурора по Северо-Западному федеральному округу звучали нелицеприятные вещи. Говорилось о том, что он проходит в федеральных сводках как мошенник-контрабандист, что это он финансировал компанию одного из противников Максимова. И цель его действий сейчас – убрать Максимова с должности главы района. Поэтому я считаю, что этих людей просто использовали в этих целях. Я их не считаю теми людьми, которые меня обвиняют в чем-то. За ними стоят на самом деле другие большие структуры – бизнес структуры Санкт-Петербурга, те которые заказали это уголовное дело. В этом деле имеет огромную составляющую политика. Об этом я говорил здесь еще до выборов в 2006 году. Например,- бывший сенатор от республики Карелия, который совсем недавно стал бывшим (имеется в виду смена Алихановым Нелидова, прим редакции) совершенно прямо сказал мне, что моя проблема заключается в четырех буквах – ЛДПР. Представитель ЛДПР никогда не может выиграть никакие муниципальные выборы. Это было в 2006 году. Сейчас это очень характерно по выборам в городе Петрозаводске. И не только ЛДПР, но и Справедливая Россия и другие партии не могут быть представителями, то есть выиграть выборы в той системе, которая у нас выстраивается. Я считаю, что любой руководитель, который пришел во власть. Будь то власть региона, федеральная или муниципальная, должен немедленно выйти из состава любой политической партии и работать не во имя какой-то партии, а во имя тех избирателей, которые его избрали. Я в своей работе руководствовался именно этими принципами. Даже будучи руководителем политической структуры, я никогда здесь никого не принимал в партию, не заставлял вступать и вообще не создавал здесь никаких политических моментов. А вот бизнес структуры, те которые имеют здесь огромное желание получить то, что у нас самое дорогое – Землю. Во всем мире она самая дорогая. У нас сейчас уже первичный рынок создается. Появится и вторичный рынок. Как на рынке жилья будут перепродавать эту землю. В любом случае она будет использоваться либо по первоначальному предназначению, как сельскохозяйственная, либо на ней построят коттеджи и дачи, либо построят производства – не важно. Но этот процесс пошел. Во всем мире он такой. И мы от этого никуда не уйдем. И, к сожалению, есть такие бизнес структуры, которые имеют в нашем районе не сто, не двести не триста, а тысячи гектар земли. Именно эти структуры и стоят за всеми теми делами, которые здесь происходят. Мое мнение, что это рейдерство. Это не захват бизнеса, который происходит по стране регулярно, это захват территорий. Такая попытка была здесь. Такая попытка была в Кондопоге, когда пытались обрушить руководство комбината в ходе тех событий, которые там происходили. Создать негативный имидж самому лучшему городу республики и под этот флаг реализовать свои цели, которые сейчас уже начали реализовываться со смертью руководителя этого предприятия. Этот процесс пойдет и дальше, и он коснется не только лахденпохского района, но и других районов. И все больше и больше те города и те структуры, которые имеют реальные деньги в России, а их фактически всего один десяток. Лидеры – Москва и Санкт-Петербург. И в этом плане бизнес структуры этих городов будут действовать все более и более открыто. В ближайшее время на таких территориях, как Новгородская область, Псковская, республика Карелия, начиная с Приладожья и закончив на севере в районе Лоухи. Этот процесс достаточно естественный, но у нас в России он имеет вот такие искаженные формы, когда цель достигается не в результате выборов или еще каких то моментов, а различными неправовыми действиями в отношении тех или иных руководителей. Неважно это руководители района, региона или руководители каких-то бизнес структур. К сожалению это так. Тому есть подтверждения не только у нас на территории. Мы только этого коснулись. У нас здесь был тихий спокойный край, как мы считали, а сейчас начались такие моменты… Многие из присутствующих не знали, но я был единственный глава района, который был против создания здесь национального парка, потому что национальный парк, согласно федерального закона, это особая территория. Там имеется огромное количество ограничений для развития различных форм предприятий, специальные режимы использования и сельхозземель, и гослесфонда, и водных ресурсов. У нас уже появились структуры не только собственные, но за которыми стоят и деньги Запада. Например,- Европейский Союз выделил на разработку нескольких природоохраняемых территорий на территории Карелии в Ладожских Шхерах 3,5 миллиона Евро. Решение о парке здесь уже принято. Пока определена общая территория парка, которая коснется трех районов. Границы парка определятся в ближайшее время. Если на западе создается резервация, то людям, проживающим на этой территории, обеспечивается все. Начинается с освобождения от налогов, Заканчивается созданием нормальной инфраструктуры – школы, садики, спортивные сооружения, нормальный жилфонд, нормальные инженерные системы, нормальное отопление. Но здесь, когда на территории Лахденпохского района будет создан такой парк, то вряд ли жизнь изменится коренным образом в лучшую сторону. По моему мнению, если уже сейчас население интенсивно покидает территорию, то фактически оно начнет покидать ее еще больше. К сожалению, этот момент был достигнут. Говорить можно много и бесконечно, но я говорю обо всем этом, потому что все это взаимосвязано напрямую с этим уголовным делом, которое здесь рассматривается.

Уважаемый суд. Я еще раз хочу сказать, что все, что я делал на территории района, я делал с полной отдачей и осознанно, стремясь улучшить жизнь людей, жителей района. Люди оказали мне огромное доверие, избрав меня в свое время и депутатом ЗС, и главой, и второй раз главой – это и есть самая высшая оценка. Никакой личной корысти, кроме как хорошо сделать свою работу, я здесь никогда не преследовал. Еще раз об этом говорю. И я уже высказывал депутатам огромную благодарность за то, что удалось так много сделать. И даже отстраненному от должности, после полутора лет отсутствия в районе мне не стыдно пройти по городу и посмотреть людям в глаза. Мне не надо их прятать. Это я считаю – самое главное. И никто за стенами этого зала не считает меня никаким уголовным преступником. Люди наоборот подходят, выражают всяческое сочувствие. Я считаю, что это и есть самая большая оценка того, что было сделано здесь в районе. Уважаемый суд, при вынесении мне приговора прошу руководствоваться только законом и совестью. Спасибо.


 

Суд удаляется в совещательную комнату. Приговор будет оглашен 1 июля в 11 часов.

Прошу всех встать.

 

Послесловие.

Речь Михаила Александровича была обращена скорее к органам государственной власти, нежели к собравшимся в зале. Да и кто был в суде? Со стороны обвиняемого: Сам отстраненный глава района, его адвокат, три женщины из администрации, представляющие его ближайшее окружение, пенсионерка с активной жизненной позицией, да пара мужчин из города, в силу своего характера не боящихся продемонстрировать своего уважение к явно опальному мэру. Со стороны обвинения: обвинитель с помощником да двое потерпевших. Еще два корреспондента противоборствующих газет и автор этих строк. Кажется все. Хотя, сидя на первом ряду, я мог кого-то за своей спиной не заметить. А речь то была не шуточная. И проблемы в ней поднимались далеко выходящие за рамки одного, отдельно взятого Лахденпохского района.

 

Вместо резюме.

После опубликования в нашей корпоративной газете предновогодней статьи «Ну, так что Максимов?!… » прошло более полутора лет. За это время мало что изменилось. Такое впечатление, что политическое время в нашем районе заморозилось, а вместе с ним остановилось всякое развитие. Управленческие структуры, вместо того, чтобы совместно вытаскивать район из неумолимо надвигающегося коллапса, всецело поглощены интригами. Интриги и прозябайство – эти определения больше всего применимы к нам за последние 2 года. Может ли что-то сломать этот порочный ход вещей? Не знаю. У меня по-прежнему есть очень неудобные вопросу к Михаилу Александровичу. Это земли, кадры, опять земли и снова кадры. С другой же стороны за эти полтора года его отстранения от власти у нас так и не появилось человека, более компетентного в вопросах местного самоуправления. А по сему, я до сих пор уверен, что единственный путь полноценного развития района – это стол переговоров. Более того. Этот стол должен состояться в любом случае, какое бы решение по делу Максимова не вынес суд 01 июля 2009 года. И участвовать в нем должны все заинтересованные стороны.{mos_fb_discuss:26}

Поиск
Архивы