г. Лахденпохья расположен на самом берегу Ладожского озера 
 Малоэтажное строительство в Лахденпохья. +7(921) 455-16-61 
 Все для строительства и отделки в магазине "Робинзон-1". +7(921)011-83-03 
 Бытовая техника, мебель и многое другое в магазине "Робинзон-2". +7(921)011-82-02 
 Малоэтажное строительство в Лахденпохья. +7(921) 455-16-61 

Суд-День первыйУже более года глава Лахденпохского района Максимов Михаил Александрович отстранен от должности решением Питкярантского суда. Все это время районом руководит назначенная им «исполняющая обязанности» Анохина Эльвира Ивановна. Последнее время ее право занимать эту должность, при поддержке районного Совета Депутатов, оспаривает Галина Александровна Царикова. 9 апреля в Лахденпохья начался очередной суд над Михаилом Максимовым, который своим решением призван разрубить «Гордиев Узел» властных противостояний района.

«Закон представляет собой наиболее идеальный инструмент для воображения.
Ни один поэт никогда не толковал природу так свободно, как юрист истину».
Это высказывание французского драматурга 20 века Жана Жироду приведено для того, чтобы было понятно: «В этой статье нет попытки дать правовую оценку происходящему. Исключительно житейскую».
Первое впечатление (Первое удивление).
 
Клуб адвокатов9 апреля в 11 часов утра в городском суде началось рассмотрение дела (кажется даже уголовного) по обвинению мэра района Максимова Михаила Александровича. Казалось, что небольшой зал судебных заседаний «пассажировместимостью» до 30 человек будет переполнен, поэтому пришлось подстраховаться мандатом от депутатов городского Совета. Все-таки представительская власть. Уж где-нибудь в уголочке местечко найдется. Каково же было мое удивление, когда на зрительской трибуне удалось насчитать всего 9 человек. Из них 2 свидетеля, которых тут же удалили до специального приглашения, 2 представителя потерпевшей стороны, 2 корреспондента противоборствующих районных газет да еще 3 жителя нашего города. И все!!! Ни районных депутатов, ни представителей общественных организаций, ни делегатов от политических партий – никого. Решается вопрос будущего района, а свидетелями этого судьбоносного процесса никто не хочет быть…
 
Уважаемый суд. Ваша честь.
 
При этом начало разбирательства было более чем демократичным. Гонтарь Л.ВОколо получаса судья представлял всех участников процесса, объяснял правила ведения дела и поведения в зале суда, разъяснял всем их права и обязанности. И все это так вежливо, всех по имени отчеству. Можно было подумать, что открывается не жесткий судебный процесс, а дискуссионный Клуб Адвокатов. Корреспондентам до появления первых потерпевших и свидетелей была любезно предоставлена возможность пофотографировать начало протокольной части заседания. (Напомним, что в США фотографирование в зале суда вообще запрещено).
 
А потом начался сам процесс.
 
ОбвинительПредставитель прокуратуры зачитал «обвинение». Очень много номеров статей, параграфов, терминов, постоянные ссылки на разные кодексы и законодательные акты. Все это по-военному четко, без запинки, без перерывов и с видимым знанием дела. Чаще всего встречалась фраза : «Действуя по мотивам ложно понятых интересов службы». В чем же заключаются эти мотивы, как я это понял. Жителям, не имеющим местной прописки, (москвичам, ленинградцам) при подаче ими заявлений на выделение земель в районе, предлагалось заключать договоры «Социального партнерства» и платить деньги «в район». Деньги приходовались официально и впоследствии шли на социальные нужды района и на обеспечение работы самого административного аппарата. Требование такое предъявлялось как к частным лицам, так и к вновь прибывающим фирмам. Право на защитуОдин из потерпевших называл это: «Входной билет». (Правда в суде рассматривается только определенный круг частных лиц, получавших земли в районе поселка Куркиеки). Прокуратура считает, что любой житель нашей страны в соответствии с Конституцией, имеет право на «бесплатное» получение земли в Лахденпохском районе. (Почему-то сразу пришла в голову крамольная аналогия. Президентом страны тоже имеет право стать каждый, но ведь не каждый может.) Думаю, будет крайне забавно, если какой-нибудь житель Лахденпохья, вдруг приехав в московскую область, потребует выделить себе участок под дачное строительство безвозмездно, на основании того, что он житель России и имеет на это полное конституционное право. Это настолько нелепо, что вряд ли кто-нибудь даже задумывался о такой авантюре. Тогда резонный вопрос: «Почему нам у них нельзя, а им у нас можно? Или среди всех нас равных все-таки есть более равные?» Так вот мне кажется, что обвинение в контексте «социального партнерства», если не будет доказано умысла на личную наживу, аргумент для преследования очень слабый. По крайней мере, в глазах жителя дотационного района, испытывающего постоянный финансовый голод.
Второй блок обвинений касается кадровой политики главы администрации. Когда ранее дисквалифицированный судом работник Демидов был назначен на должность зам. главы администрации.
 
Личное отношение к Максимову.
 
Максимов М.АЯ не являюсь абсолютным поклонником Михаила Максимова, но отношусь к нему с безусловным уважением. Человек конкретных дел, достаточно сильный для того чтобы противостоять столь длительному прессингу силовых структур. Уже одно это для меня достаточный показатель. Многое в его деятельности и прошлой и нынешней не устраивает. Например. Никогда не было сплоченной, квалифицированной, четко действующей администрации. (Правда, а где она есть?) Вечная кадровая чехарда в ее аппарате стала темой для постоянных шуток всего народа. (Народ наш вообще любит позубоскалить. Своеобразный предохранительный клапан. Спустил пар и живи себе дальше спокойно.) В «тучные годы», как принято теперь называть благоприятный предкризисный период, в районе не удалось заложить фундамент будущего благополучного развития. (Хотя этого не удалось и по стране в целом). При его руководстве не достигнута консолидация местного сообщества, не сформулирована идея стратегического развития района. (Но ведь и никто из его предшественников не мог похвастаться победами на этих поприщах). Не решен до сих пор главный вопрос, ставший краеугольным камнем всех последних склок. (Вот тут уже претензия конкретная). Нет открытости в механизме принятия решений по распоряжению землей. Не берусь судить, насколько требование депутатов о создании общественной наблюдательной комиссии законно с юридической точки зрения. Но если есть серьезная проблема, лихорадящая район , такая как неэффективное распоряжение землей (фактически главным его ресурсом .) И есть элементарный способ ее решения – создание комиссии при главе (как это сделано в Питкяранте), когда вопрос «Дать – Не Дать» решается не одним человеком, а уважаемым коллегиальным органом, то что мешает создать такую комиссию здесь? И все… Вопрос сам собой снимается. Открытость принятия решений – единственный способ снятия с себя всех подозрений в злоупотреблении… Почему такое категоричное «нет»?
Мне тем более непонятно такое положение вещей, потому что когда в 2005 году нашей фирме районная администрация выделяла земельный участок под строительство многоквартирного жилого дома для своих работников, то не было даже намека на какую-либо корысть. А нет корысти – к чему закрытость? И ситуация была непростая, но кроме желания главы содействовать развитию фирмы, как составной части развития района ничего не было. И прокурорские проверки по нашей стройке показали, что все сделано совершенно законно и документы оформлены правильно… Что изменилось? Страна? Человек? Обстоятельства? Или просто появились новые серьезные «игроки» на «лахденпохском рынке»?
 
Не дожидаясь решения суда.
 
Осмелюсь публично высказать отношение к процессу, как простой житель района, как человек не вчера свалившийся с луны на нашу грешную землю. Вполне допускаю, что в деятельности главы администрации в отношении выделения земель могли быть злоупотребления. Иначе при нем самом, а ныне при «Исполняющей Обязанности», давно была бы создана общественная комиссия и прозрачный механизм контроля, даже если этого напрямую не требуется по закону. Герб
Но как говорил величайший мира сего: «Пусть первым кинет в нее камень тот, кто безгрешен»… Я бы не кинул… Побоялся.
Пока у правосудия нет доказательства корыстного умысла — нет доказательства преступления. Обратите внимание, что сами пострадавшие считают принцип «Входного билета» допустимой нормой. И в чем обвиняют Максимова в данном слушании? В том, что он «легализировал» эту общепринятую в стране норму в интересах своего района? Не берусь судить чего в этом больше: несовершенства законодательства, слабости следственного аппарата, клановой борьбы за ресурсы района? Не знаю – не являясь ни юристом, ни историком, ни человеком, приближенным к властям. Для этого есть профессионалы, получающие неплохие деньги. Разбираться в этом – их прямая обязанность. В конце концов, нет никаких оснований сомневаться в компетентности данного состава суда принять юридически верное решение. Но очень печально, когда вся система обвинения по процессу, затянувшемуся более чем на год, и выбившему район на все это время из нормального русла жизни, выглядит столь неубедительной. Потому что даже доказав косвенное понуждение Максимовым вновь прибывающих в район к заключению договоров «Социального партнерства» и не доказав при этом его корыстной заинтересованности, сторона обвинения делает из него жертву заскорузлой, не способной к саморазвитию системы. Фактически мученика, пострадавшего за светлое будущее вверенной ему территории. А при том, что район и так-то не сильно жирует, и что протестные настроения населения усиливаются в периоды кризисов, можно ожидать совершенно непредсказуемой реакции. Причем, в данном случае, при любом исходе судебного процесса.
 
Репортаж с первого дня судебного разбирательства подготовлен по поручению городских депутатов, но выражает исключительно личную точку зрения.

 

Поиск
Архивы